Перевал Дятлова

четверг, 5 января 2012 г.

Таймырские каникулы 2012.01.05 Кайеркан. Каларгон.


История места начинается где то с 1940 г. «Строительство посёлка Кайеркан связано с   разведкой в 1940 году и последующей (c 1943 года) эксплуатацией угольного месторождения (работы начинали заключенные ГУЛАГа, в районе современного Кайеркана было одно из лагерных отделений Норильлага - Каларгон).»

Первоначально кайерканский уголь добывался в шахтах, а в 1962 году началась  эксплуатация Кайерканского угольного разреза. Туда и поехали.

Норильск, фото, Кайеркан.

В настоящее время в связи с осуществлённым в 1970-х годах переходом Норильского комбината на газовое топливо, уголь в Кайеркане добывается лишь в очень небольших количествах, необходимых для некоторых технологических процессов. Основное место добычи угля — Кайерканский угольный разрез-2 (КУР-2) к югу от Кайеркана.
 
Норильск, фото, Кайеркан.


Карьер протяженный, с освещением напряг, только где работают там и подсвечивают. Так что просторов не увидели(


Дабы упростить задачу воображению при визуализации того что мы нащупывали знакомьтесь с дневными видами тут:



Дальше Каларгон.

 «В Норильске практически не осталось ни одного вещественного доказательства существования лагерей. От овеянного ужасом Каларгона времён ГУЛАГа ничего не осталось тоже.»

Норильск, фото, Кайеркан.

Каларгон сейчас — это  остатки советской тюрьмы, которая находилась в этих стенах до начала 80-х годов XX века.

Норильск, фото, Кайеркан.

Норильск, фото, Кайеркан.


Решетки, решетки, решетки - стены, окна, просто проемы в стенах, потолки - решетки кругом, даже стены снаружи, на случай если проковыряешь бетон, а там бац и снова решетка).
 
Норильск, фото, Кайеркан.

Страшилка.

Каларгон был страшным местом, вот выдержка из книги Валерия Аграновского «Последний долг»:

«...Обычно на Каларгон отправляли за провинность какую, причём суток на пять, не больше: пронесло мимо Шахматова — твоё счастье, живи!.. Шахматов был начальником Каларгона, когла Абрам Давидович (отец Валерия Аграновского — Л.К.) попал в штрафной лагерь. Там была скала на Каларгоне, возле которой... расстреливали штрафников: они по приказу Шахматова сами себя выбирали для расстрела, рассчитываясь на утренней поверке — то каждого пятого, то каждого седьмого, как взбредёт в голову этому гэбисту-садисту. Заключённые, не выдержав нервного напряжения, либо сходили с ума, либо бежали с Каларгона, не боясь ни часовых, ни суда за побег, а прибегали-то куда? — обратно в  лаготделения, но оттуда их возвращали к Шахматову...

...На очередной поверке, когда смертники уже были определены и собраны в тесную и обречённую кучу, окружённую стрелками, Шахматов вдруг поднялся со стула, на котором сидел, пока шла вся эта жуткая процедура «выбора», подошёл к одному из смертников и рукояткой пистолета в кровь разбил ему нос. Тут не выдержал ваш отец, самовольно вышел из строя и сказал примерно так: «Я — врач, гражданин начальник, и знаю, что ещё в Древнем Риме любое наказание сверх смертной казни считалось безнравственным делом, поэтому я протестую против издевательств над людьми, как и против внесудебных приговоров к смерти, которые вы себе позволяете». У Шахматова от неожиданности вытянулось лицо, он, говорят, замер от невероятной дерзости заключённого, а почему немедленно не поставил Абрама Давидовича к стенке, ни ваш отец, ни, думаю, сам Шахматов сказать не смогут. Однако, слегка оправившись от паралича, Шахматов двинулся к вашему отцу, сбил его с ног, а потом рукояткой нагана методически выбил, уже лежашему на земле, все зубы, ни одного не оставил. Бил и приговаривал: «Они — не люди! Они — не в Риме! Они — не люди! Они — не в Риме!» После этого Шахматов отошёл от Абрама Давидовича, которого двое заключённых отнесли в барак...»

Норильск, фото, Кайеркан.


Глазки дверей камер.

Норильск, фото, Кайеркан.


Внутри все заметено снегом, хоть и не видно остатков нар, надписей на стенах, валяющейся на полу утвари, но за то сугробы оказались отличными стремянками для подъема на крышу. Было удобно залезать и спускаться, хотя арматуру под снегом никто не отменял.

Норильск, фото, Кайеркан.


Из какого то кабинета с простенькой решеткой видно как работает рудник Известняков.
 
Норильск, фото, Кайеркан.

Норильск, фото, Кайеркан.

Ну всю, хватит на сегодня тюрем и чудесных видов из их камер. Пришло время возвращаться.
 
Норильск, фото, Кайеркан.

Конечно же должна быть Городская Елка!

Норильск, фото, Кайеркан.