Перевал Дятлова

суббота, 3 июля 2010 г.

Таймыр 2010.07.03 Руины исследовательского ядерного реактора (ЛАЯМА, РГ-1М)

Исследовательский ядерный реактор РГ-1М (реактор гетерогенного типа №1 модернизированный), лаборатория атомных и ядерных методов анализа (ЛАЯМА).

Одно из интригующих мест Норильского промышленного района – полностью законсервированный маленький ядреный реактор. Естественно, воображение предполагало увидеть нечто невероятное, по факту же оказалась – ровная, залитая бетоном, огороженная забором площадка, но кое-что все-таки осталось. Радиационный фон в основном в пределах нормы, «в основном!)»

Поможет уточнить назначение того, что осталось, и прокомментирует некоторые фотографии тех лет Евгений Петреев, ныне живет в Екатеринбурге, оперативный дежурный КИП и СУЗ-реактора РГ-1М лаборатории атомных и ядерных методов анализа центральной химической лаборатории.

Страничка Евгения о реакторе «ЛАЯМА, ЦХЛ»

Ну раз пошла тема ссылок, то:

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1

Кому интересна хронология, есть великолепная статья в «Заполярной правде»: «Хранила память эту быль...» (для просмотра нужно регистрироваться, кому интересно, но не охота, скачать можно тут.

Хороший обзор на лето 2011 года с историческими комментариями в журнале NordRoden.

Детали в историях частично повторятся, где-то немного противоречат, но все же дополняют друг друга.

Техно-хроно-историческая подборка реактора:

Местонахождение – Норильск, у подножья горы Гудчиха (г. Большая Барьерная).

Исследовательского типа «Ядерный реактор предназначен для получения и использования нейтронов и ионизирующего излучения в исследовательских и других целях. На ЛАЯМе РГ–1М использовали для определения качества руды, добываемой комбинатом. Это проводилось путем облучения руды и дальнейшим анализом на спектрометре».

«Реактор имел историческую ценность как самый северный атомный реактор в мире, что выделяет его из сотен реакторов по стране. Только в Москве действуют около 11 исследовательских ядерных реакторов (то действуют, то не действуют, и их стараются перевезти за пределы города)».

Топливо – около 4-х килограмм уранового топлива, обогащенное не выше 10% (АЭС используют 2%-4%, оружейный плутоний обогащен на 90%).

1966 – начало эксплуатации площадки.

Евгений П.: Еще нет лабораторной 3-этажки, реактор в чистом виде. Кстати, на переднем плане – нашлепка бетонная на земле с трубой, это – хранилище жидких отходов. Под нашлепкой стояли специальные баки (монжусы), и там жидкая дрянь «проветривалась». Вечный запах гниющей химии и растворителя. Вглубь это сооружение было метров 5.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1

Тот же ракурс сейчас.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

1970.03.04. В 10 часов 40 минут «Состоялся пуск первого в стране атомного реактора, предназначенного для промышленного активационного анализа РГ-1. Пусковые работы продолжались еще две недели, пока реактор не был выведен на проектную мощность»
(В. Толстов «Летопись Норильска»).

1970.06. В новой лаборатории ЛАЯМА были проведены первые промышленные анализы.

1972.04. Увеличена мощность до 100 кВт, у РГ-1 появилась приставка «М», перестроены здания.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

И снова маятник времени возвращает в 2010 год.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

1998.06. ТВЭЛы из активной зоны реактора были перегружены в приреакторный бассейн хранения на выдержку.

1999.09. Отработавшее ядерное топливо реактора (ОЯТ) готовится к отправке.

Деталей в мероприятиях по выводу реакторной установки из эксплуатации, демонтаж, утилизация оборудования много, попробуем вспомнить, как было у нас.

Условно разделим на три основные задачи:
 

Задача №1 – Перенос ТВЕЛов из реактора в приреакторный бассейн выдержки (ПВ).
Задача №2 – Перенос ТВЕЛов из ПВ в транспортировочные контейнеры.
Задача №3 – Консервация.


Задача №1 – Перенос ТВЕЛов из реактора в приреакторный бассейн выдержки (ПВ).


Петреев Е.: На момент дезактивации я уже не работал. Но когда увеличивали мощность, перегрузку из реактора в бассейн делали, не думаю, что она сильно отличалась от процесса при консервации.

[Image]

Петреев Е.: На фотографии центрального зала, правее крышки реактора, видно приреакторный бассейн хранения/выдержки (второй справа сотрудник стоит на его крышке). За спиной Гены (лысый дядечка в центре фотографии) видно перегрузочную колонку.

Петреев Е.: Схема действия такова – колонка цепляется за кран-балку, ставится на крышку реактора (на фото в неё стоит перегрузочная штанга). На колонке сверху крепится подъемный механизм (к сожалению, я его в глаза не видел), там же сверху имеется глазок (просвинцованное стекло). Оператор смотрит в стекло, опускает захват, который цепляется за хвостовик ТВЭЛа, и поднимает (а точнее затягивает) ТВЭЛ в перегрузочную колонку. Потом на стропах колонка перемещается на приреакторный бассейн, дно состоит из имитации активной зоны, и туда ставятся ТВЭЛы. Этот бассейн мы называли шахтой. Так вот, шахта была заполнена дистиллятом (поэтому и бассейн), дно состоит из двух ячеистых секторов (пропорция 2/3 и 1/3), каждую секцию можно поднять на поверхность.

Петреев Е.: ТВЭЛы (тепловыделяющий элемент). Имели форму алюминиевых шестигранников со стороной примерно 4 см и длиной около метра. На следующей фотке слева, второй снизу, – не просто похожий, а он «родной». У него два хвостовика: который ближний – с набалдашником для захвата, дальний – нижний хвостовик.

ТВЭЛ

Справка: ТВЭЛ – главный конструктивный элемент активной зоны гетерогенного (ядерное горючее конструктивно отделено от замедлителя и других элементов активной зоны) ядерного реактора, содержащий ядерное топливо (таблетки диоксида урана, 235U, 239Pu или 233U). В ТВЭЛах происходит деление тяжелых ядер, сопровождающееся выделением тепловой энергии, которая затем передаётся теплоносителю.

Гипнотизирующий процесс изготовления ТВЭЛов и ТВС в посте Gelio (Степанов Слава) «НЗХК. Производство ядерного топлива для АЭС (2012)»

Задача №2 – Перенос ТВЕЛов из приреакторного бассейна в транспортировочные контейнеры.

К воспоминаниям присоединился Дмитрий А., также бывший сотрудник сего объекта и участвовавший при разукомплектовке реактора «РГ-1М» комплекса ЛАЯМА. К слову, очень удачно найдя в архивах негативы этого увлекательных процесса.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Дмитрий А.: Помню, было 16 капсул (метра по два высотой и в хороший обхват), которые паковали по 4 штуки в контейнер, всего было 4 контейнера.

– Уверен? Что-то дофига для 71 ТВЭЛа 16 туков? Да и судя по крышке на предыдущей фотографии, контейнеры были маленькие, как раз для одного. По мне так - по одной капсуле на контейнер само то, им вон сколько внутри места для раскрепления нужно. 

Раскрепление ТУК-19 в СГКК


Дмитрий А.: Ну может быть)

- Вернусь к «капсулам». Справка: Российский транспортный упаковочный контейнер ТУК-19 используется для транспортирования ОЯТ.  Контейнер, имеющий массу 5 т, специально спроектирован для перевозки топлива исследовательских реакторов и может быть принят на большинстве исследовательских реакторных установок.  Корпус контейнера изготовлен из нержавеющей стали, имеет диаметр ~ 86 см и высоту 217 см. Корзина (чехол 50) используется для загрузки и дистанционирования сборок. Контейнер может вмещать четыре ОТВС типа ВВР-Ц. Для транспортирования ОЯТ имеется в общей сложности 20 ТУК-19, 16 из них принадлежат ПО «Маяк», и четыре – ФГУП «ИРМ».

- А какого типа у нас ТВЭЛы были? И еще бы узнать по скольку их было штук в сборке!?

Петреев Е.: На днях вспомню). В любом случае, во многих исследовательских реакторах тех лет испытывались экспериментальные ТВЭЛы и тепловыделяющие сборки с различными топливными композициями.


Справка: «ТК-19», «ТУК-19» совместно с вагонами-контейнерами, вместимостью на 4-16 контейнеров, в зависимости от типа ОТВС (отработанных/облученных тепловыделяющих сборок), используемых в составе упаковочных комплектов, предназначенных для перевозки РВ (радиоактивных веществ) особого вида ОЯТ (отработанного ядерного топлива, отходы), исследовательских реакторов на хранение, переработку в ПО «Маяк». Причем по транспортному пакету для перевозки упаковок ТУК-19 можно определить какому заводу принадлежит комплект. 

Транспортный пакет

Пример загрузки транспортного пакета для перевозки отработанного ядерного топлива с использованием «ТУК-19».

- Кто знает почему капсула называется ТУК-19, а на самой написано ТК-19!?

Ладно, вернусь к консервации, к тому же очень удачно появился еще один собеседник с парой интересных деталей.

Сергей А.: В классическом варианте в транспортно-технологической схеме все контейнеры для транспортировки ОЯТ (отработанное ядерное топливо) от ИР (исследовательского реактора) должно прислать предприятие, на которое впоследствии это топливо отправят для дальнейшей переработки или хранения. В случае с топливом от Норильского РГ-1М изначально вариант предполагался другой.

- Неизвестно, из каких соображений, то ли экономии времени и ресурсов, или эксперимент, но ПО «МАЯК» высылает схемы ТКУ-19 и различных дополнительных узлов в «Норильскпроект», для изготовления всего в Норильске.

Сергей А.: Поиск, отработка и внедрение технологий по выводу из эксплуатации ядерных и радиационно опасных объектов ведутся и по настоящее время. Так что ничего удивительного нет, что были некоторые отклонения. Что же касается исследовательских реакторов, то, как правило, для них вообще не существует общих, штатных систем дезактивации, для каждого разрабатывается индивидуально.

Сергей А.: Вернемся к нам. Сделали траверсу, большие контейнеры оставили на закуску, это самое простое, обычный контейнер с дополнительными креплениями внутри и съемной крышкой сверху. Приступил к изготовлению «капсул» – на фото ТК-19 (два метра высотой, 60 см диаметр, толщина стенки, т.е. от секции с ТВЕЛом до края стенки – 150 мм). На механическом заводе сделали первый экземпляр, толщина внешней стенки получилась не рекомендованная 150, а 200 мм, с запасом. Дальше требовалось просветить на микротрещины, плюс еще материал для 15 штук. В общем, без материка не обойтись. Прикинули, получилось быстрее привезти все готовое.

Пока контейнеры осуществляли свой уральско-таймырский путь, наши «консерваторы» время зря не теряли, потратив две недели ожидания контейнеров на тренировки, для чего как раз, кстати, пригодился изготовленный в Норильске экземпляр контейнера – «капсулы»!

Модернизация:
Во-первых, в кровле центрального зала над приреакторным бассейном сделали люк.
Во-вторых, пришлось модернизировать кран-балку в кран-манипулятор, он же разгрузочно-загрузочная машина (РЗМ), находящийся внутри зала. Основная задача КМ в процессе работы реактора была подай-приниси-спасибо что не наехал. Кран-балка разгонялась при движении, стропы раскачивались как маятник, и если висит что-то тяжелое, то мама дорогая.

Петреев Е.: Да ладно, веселый кран был) Бывало, подцепишься за монтажный пояс и давай по залу над реактором летать)

Сейчас же требовалась максимальная точность на предельно низких скоростях. Сделали!  Причем если раньше оператор крана находился с пультом в той же комнате, что и кран, реактор и бассейн. То перед перегрузкой ТВЕЛов (ОТВС) из бассейна в ТК-19 для ОКМ (оператор крана-манипулятора) организовали место в бывшем помещении мозге реактора за толстым, просвинцованным стеклом, туда же был перенесен пульт управления краном, который пришлось  заменить на вариант с джойстиком.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Последовательность:
1) Крановщик КАТО с площадки на улице через люк в крыше начинает помещать ТК-19 в центральный зал. Как только груз входит в люк, крановщик теряет его из виду. Стропальщик внутри центрального зала начинает по рации координировать крановщика.
2) Стропальщик покидает центральный зал.
3) Оператор крана-манипулятора, в каске с прикрепленным к ней биноклем, снимает крышку с ТК-19, открывает крышку приреакторного бассейна, захватывает ТВЕЛ (ОТВС), производит подачу на загрузку в ТК-19.  Закрывает крышку приреакторного бассейна, закрывает крышку ТК-19.
5) Стропальщики заходят в помещение,  производят чистку ТК-19 дистиллятом. Завинчивают крышку ТК-19, проверяют герметичность, радиационный контроль. Координируют по рации подъем ТК-19 до выхода его из люка.
6) Крановщик КАТО производит установку ТК-19 в грузовой контейнер.
7) Раскрепление ТК-19 внутри специально подготовленного контейнера.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

В последовательности возможны некоторые рокировки. К тому же, по одним данным, загрузка в ТК-19 производилась прямо из реактора, по другим, что логичнее из бассейна. В схеме также имеет место установка ТВЭЛов/ОТВС в корзину (чехол 50), и именно корзина помещается в ТК-19.

- А куда делся «тренировочный» ТК-19?)

Сергей Л.: А бог его знает) Скорей всего, вместе с частью оборудования захоронены под бетоном в реакторе, бассейне или рядом. А может и нет, он же свежий остался, не облученный. 

Двинулись дальше. Забуржузье – вооруженные полицейские охраняют контейнеры с отработанным ураном перед погрузкой на судно в порту Гданьска.

Фото: National Nuclear Security Administration.

А у нас было все проще)

ОЯТ в Дудинке

1999.09. Порт Дудинка. Контейнеры с отработанным ядерным топливом грузят на сухогруз «Кандалакша».

Кандалакша

Справка: «Кандалакша», ледокольно-транспортное судно типа СА-15 (ЛДТ – НОРИЛЬСК) (1984–н.в.), IMO: 8119156. Первая российская морская перевозка ОЯТ (отработанное ядерное топливо, отходы) была проведена в сентябре 1998 (или 1999?!) года. Теплоход «Кандалакша» транспортировал из Дудинки в Мурманск ОТВС (Отработавшая тепловыделяющая сборка) норильского атомного реактора с использованием специализированных транспортных упаковочных комплектов ТУК-19. При этом судно-перевозчик не было сертифицировано ни по одному из классов INF (международный сертификат соответствия судна для перевозки опасных грузов и в дальнейшем проводить освидетельствования в соответствии с SOLAS-74 (Международная конвенция по охране человеческой жизни на море)». По слухам – распилен.

Кандалакша

Далее из Дудинки северным морским путем контейнеры пошли в Мурманск, потом по железной дороге – на Южный Урал в ПО «Маяк» (Производственное объединение «Маяк» предприятие по хранению и переработке отработанного ядерного топлива, расположенное около города Озёрск Челябинской области. За время существования предприятия было две больших аварии, самая крупная по международной шкале ядерных событий идет сразу за Чернобыльской и Фукусимой, регулярные инциденты, по слухам, слив радиоактивные отходов в ближайшее озеро по количеству радиации равняется 8-ми Чернобыльским выбросам.

Карта

Причем использован вариант «Дудинка – ПО «Маяк» – 6000 км (2500 км морским путем «Дудинка – Мурманск» + 3500 км железнодорожным путем «Мурманск – Озерск (ПО «Маяк»)». Хотя могли только морским 2000 км путем «Дудинка – Железногорск (ФГУП «ГХК»). А протащили в итоге через полстраны.

«Ежегодно в мире транспортируется около 10 млн. упаковок с радиоактивными веществами различного вида. В некоторых случаях произошли аварии.
В США в 1971-1981 гг. произошло 108 аварий при перевозке РВ. В России этот показатель в 2-3 раза выше, чем в других промышленных странах. Кроме этого, после террористических актов, произошедших в США 11.09.2001 г., в стране на неопределенное время запрещена любая транспортировка РВ, РАО и ЯДМ по стране, как операция крайне опасная с точки зрения физической защиты ядерных материалов от несанкционированного доступа.»

«На территории Красноярского края насчитывается около 50 потенциально радиационно-опасных объектов, к которым относятся: Горно-химический комбинат, законсервированные 8 скважин подземных ядерных взрывов 1975-82 гг., территории, примыкающие к Транссибирской железнодорожной магистрали, по которой в г. Железногорск перевозятся радиоактивные материалы и отработанное ядерное топливо, электрохимический завод в г.Зеленогорске, Химико-металлургический завод в г. Красноярске, 30-ти километровая зона вокруг исследовательского ядерного реактора РГ-1М в г. Норильске.»



Хотя, с другой стороны, они бы находились в трех километрах от пионерского лагеря «Таежный»

Карта ГХК

Хотя, лишние четыре килограмма урана в случае чего роли не сыграют.

Петреев Е.: Отправка ОЯТ через Мурманск – дело понятное. Просто за это время отработан маршрут следования (потому что возили и зимой), есть спецсуда, есть спецэшелоны, и все это пашет круглый год, а по Енисею – только немного летом. Поэтому никто не парился и не заморачивался, чтобы найти подходящее судно и транспорт.
Кстати, до этого отходы отправляли в контейнерах: железный куб чуть больше метра (сваривали вручную), красили черной краской, наносили значок радиоактивности и – вперед. В Челябинск отправляли сухие отходы, это – отработанные пробы, активные тряпки и пр. и др. Хранилась вся эта дребедень в сухих сборках (глубина такой сборки – 5 м, диаметр не более 35-40 см). Принцип таков – берется специальный рукав (из того же материала, что и бахилы, специальный полиэтилен), он длиною как раз 5 м, в него постепенно напихивается вся эта дрянь. Сам он затагивается в горловине специальной удавкой, та завязывается в петлю, петля цепляется снизу к пробке, которая закрывает сухую сборку. Сверху пробки есть кольцо, за которое цепляется строп, и кран-балка вытягивает эту «соплю» из сборки, для того чтобы или добавить активный мусор, или забрать часть, перегрузить в контейнер и отправить в Челябинск. Обычно раз в месяц, реже пару и более раз, всегда только летом.

– Жень, а не пояснишь один момент. По одним источникам, активная зона реактора содержала 71 тепловыделяющую сборку (ТВЭЛЫ). По другим, внутри реактора «....размещается кассетоприемник с 72 гнездами. Кассета, она же тепловыделяющая сборка (ТВС), заряжается семью строго (важнейшее условие для работы реактора) по отношению друг к другу расположенными тепловыделяющими элементами, ТВЭЛами...» Следовательно, 10 ТВС по 7 штук, 70 ячеек занято, две свободны. Куда девать 1 ТВЕЛ!?)

Петреев Е.: Знаю я, что это за ТВЭЛ. Он был резервным, я с ним лично знаком. Он находился в перегрузочной шахте. Его затягивали в колонку для перегрузки зоны, потом одевали на меня монтажный пояс, сливали дистиллят, одевали противогаз, давали литр растворителя, тряпки и щетки – и в шахту, отмывать ее от застоявшейся воды. Опускали на стропах на кран-балке, минут 25-30 я парился в противогазе, потом меня поднимали, и – готово. После подобной процедуры полагались «100 грамм комдивских» чистого спирта, независимо, в какой рабочий отрезок времени это происходило. И обязательно потом на «посошок», перед тем как сесть в машину и поехать домой.

Ладно, раз уж перешли вплотную к воспоминания, еще одна фотка из личного архива Дмитрия тех лет, и перейдем к комментам того, что сейчас осталось.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М
Почти с того же ракурса 2010 г.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Пошли знакомиться поближе.

Петреев Е.: Это – вышка охраны. С середины 70-х использовалась как холодный склад. Кстати, под ней до сих пор зарыты два регенеративных патрона.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- Обхожу по внешнему периметру, не забывая поглядывать на дозиметр, пока все чисто.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- Первыми бросились в глаза какие-то тумбы. Оказались контрольные скважины. Их тут вокруг законсервированных останках реактора  4 штуки. Логично предположить, что служат для периодической проверки утечки под землей.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- И тут же то, чем делали эти скважины, и бросили. Мало ли)

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- Масса плат от хрен уже определишь какого оборудования.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Петреев Е.: Это похоже на блоки от управления пневмопочтой.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- Газоразрядная трубка, применяется в дозиметрах.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- Ну и привет, странные детали), Женя, выручай)

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Панели со скошенными углами – боковые стенки вытяжных боксов для временного хранения облученных проб. Обычно период полураспада таких проб очень короток. Внутри бокса выстраивалась защита из «кирпичика» (домик), ставился обычный химический стакан и туда помещалась этакая «сосиска» (это когда пробы дозировались и рассыпались по конвертикам, 2х2см, и в количестве от 10 и более штук запаивались в полиэтилен).

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: А это – защита. «Домики» сложены из 100% свинцовых кирпичей (принцип соединения «ласточкин хвост») и предназначены для хранения облученных проб. Вот как раз и они на следующей фотографии справа внизу.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- И далее в центре комнаты тот же домик.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Сотрудницы аналитической лаборатории. В большинстве своем устраивались «по блату», здесь был самый «легкий» способ при приличной зарплате быстро заработать «вредный» стаж: оттрубил 6,5 лет и на пенсию, как шахтер.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Клапаны и стрелки пневмотранспортной установки "Тундра”.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М
Евгений П.: Если пробу надо было облучить в течении краткого времени (от нескольких секунд, до нескольких минут), использовали пневмопочту.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Вот краткая и очень «сухая» цитата: «Упакованные в алюминиевую фольгу навески шламов массой +/- 0,5 г вместе с эталонами (известное количество элементов наносили на полоски фильтровальной бумаги и высушивали) помещали в полиэтиленовый контейнер и облучали в канале пневмопочты реактора потоком тепловых нейтронов 10/12 степени см -2 степени в течении 1-го часа. Наведенную активность эталонов и образцов регистрировали на анализаторе «Nokia LP-4840» с датчиком «Воря» и кристаллом NaJ(T1) размером 63Х63 мм/кв».

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М, анализатор Nokia LP-4840

- Классно! Останки Nokia LP-4840 случайно нашел неподалеку от реактора.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Когда-то его покупали за безумные деньги.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- Любителям развлечься с терминами %) « ....Теория и методика мессбауэровской спектроскопии реэмиссионного характеристического рентгеновского излучения применялась для исследования методом радиометрии проб плазмы твердых тел многоканальным анализатором Nokia LP 4840 (Финляндия)....»

– На что жалуетесь?
– Доктор, у меня мигрень!
– О, господи-и, слов-то каких понахватались, мигрень у него, да у вас, батенька, просто жбан болит!

Евгений П.: Сейф для хранения активных проб (короткий промежуток времени).

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: К сейфу подключалась вытяжка, но в них хранили всякий хлам и спирт, разлитый в литровые бутылки.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Спирт – отдельная страничка в жизни реактора. Его получали и для нужд реактора, и для нужд аналитической лаборатории. Спирт – это же дезактиватор! его получали в МЕСЯЦ по полторы молочных фляги.

Когда привозили спирт – начинался великий дележ. Шеф запирался у себя в кабинете, ему притаскивали литровые бутыли, и он разливал его, потом прятал по сейфам и выдавал начальникам подразделений и отделений лаборатории строго по ранжиру и потребностям.

А вообще спирт – великий двигатель межличностных отношений, «жидкая валюта», на нее заказывали щебень для дороги, строители работали более длинные смены (когда строили лабораторию), бульдозер для выравнивания того же щебня и т.д.

Благодаря «спиртовому» бартеру, поддерживалась в «рабочем» состоянии (летом подсыпалась и выравнивалась, а зимой чистилась от снега) дорога, ведущая на реактор, спирт выдавался в качестве «премиальных» за ударный и сверхурочный труд, служил расчетной единицей со сторонними организациями. Ну и какое же застолье не обходилось без него!

Евгений П.: А это ерундовина использовалась в лаборатории. Сюда заливали жидкий азот и помещали уже обученные пробы, а вот зачем, х... его знает. Азот был нужен только для лаборатории, к самому ядерному процессу он не имел никакого отношения.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Дмитрий А.: За азотом гоняли на кислородную станцию, всегда брали два-три сосуда Дьюара и там их заправляли. Периодичность поездок уже подзабыл, примерно пару раз в месяц. А вот за спиртом помню точно – раз в месяц! За этот месяц реактор потреблял полторы молочных фляги спирта, и получать его отправляли только самых «стойких» сотрудников.

Евгений П.: Судя по всему, какой-то перегрузочный агрегат, в котором отпала надобность после реконструкции, а может, и со дня поставки). При мне эта хрень не использовалась.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Часть оборудования была очень древней и не использовалась по назначению кучу лет.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Евгений П.: Вот тут полный ступор, очертания смахивают на фигню от пневмопочты, но очень я сомневаюсь, штуковина могла проваляться где-нибудь в запасниках, короче - х/з))

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М
Петреев Е.: Это остатки оборудования аналитической лаборатории.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М
Петреев Е.: Остатки перегрузочных боксов.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Петреев Е.: Это бандура предназначалась для модернизации вентиляционной камеры. Но то ли проект устарел, то ли "не то" прислали, короче, так и не смонтировали.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Петреев Е.: Ниже на фото кабинка от ГАЗ-66 (Саня, заколебал комментарии к фотографиям добавлять, то сверху фото, то снизу))

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М
Петреев Е.: Внутри кабинка была укомплектована приборами, все вместе называлось передвижной лабораторией.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

Петреев Е.: Это все те же легендарные клапана и стрелки от пневмопочты. А еще противогаз от костюма химзащиты.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М
- Естественно, все время мониторил дозиметр, все стерильно, самый частый показатель 0,12 мкЗв/ч. Вплотную придирчиво проверял все детали – чисто! И лишь около одной дырки смешное нормальное 0,12 стабильно скакнуло до 0,15 мкЗв/ч.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М
– Жень, погоди! ТВЕЛы увезли, отработками регулярно засерали ПО «МАЯК», а что осталось ЦХЛ? В статье "Заполярке" был момент, вот цитата: «ЦХЛ же занимается только хранением радиоактивных отходов, образовавшихся после вывода из эксплуатации исследовательского ядерного реактора РГ–1М».

Евгений П.: Им, скорее всего, остались изотопы. Изотопы использовались в лаборатории для калибровки измерительных приборов, для каких-то нужд и в реакторе (честно, не помню). Были такие, которые уже свой срок отработали и не выдавали пучок той интенсивности, которая требовалась, но при этом фонили так, что мама не горюй. Вот их хранили на реакторе, и даже не отправляли. Скорее всего эти отбросы в своих загашниках и хранит ЦХЛ.

Евгений П.: Что касается монжусов, туда сливались жидкие отходы (каковые имелись), они обычно были короткоживущими, там отстаивались некое время (органика, мать ее, вот и воняла) и сливалась в спецканализацию. А вот куда уходила спецканализация, это был секрет и для нас, мелких работников. Правда, как-то подвыпив с начальником смены, я узнал от него два варианта. Звучала это примерно так: «Или за пределами зоны реактора врезается в стоки промзоны комбината, или, не врезаясь, просто выливается в тундру, но уже вне промзоны. Все варианты приемлемы, выбирай любой, и он будет правильным». Вот такой парадокс.

– Спецканализация значит!?) Ладно, пошел третий раз.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

– Угадайте, какая из них – специализация!?
– А никакая, интересующая труба правее в траве.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М

- И пошло превышение фона.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М. Спецканализация.

- Один раз был всплеск до 0,50 мкЗв/ч, но повторить и стабилизировать сей фокус для фото не получилось. Все, что удалось словить, 0,26 мкЗв/ч, но стабильно. Что тоже фигня, в городе можно больше найти.

Норильск, ЛАЯМА, РГ-1М. Дозиметр-радиометр МКС-03Д «Стриж»
- Но факт остается фактом, есть труба, вдоль которой идет ручей, выходящий почти из-под консервации. И все это добро немного фонит. Фонит труба или то, что вытекает, и в какую сторону идет динамика, хрен знает.

- Пост в стадии написания, ожидается новая информация, скорей всего будут исправления т.к. по любому что то перепутал)

Информация, фото негативы, проверка и просто компания, в общем титры и благодарности:
Евгений Петреев, Екатеринбург, Норильск - Livejournal, FacebookВКонтакте, Google+
Ангел Дмитрий, Норильск - Livejournal
Маргарита Гнедова, Талнах - ВКонтакте, Одноклассники, Мой мир, вКругуДрузей
Андрей Лютый, Талнах - Мой мир
Юлия Круглова, Екатеринбург.
Наташа, Екатеринбург - ВКонтакте, Urban3p
Илья, Екатеринбург - ВКонтакте

П.с. Евгений П.: А еще, сразу за забором, ежегодно проходили стрельбища ВОХР.

– Женя, ну еханыйбабай, опять идти!?) Я там пропишусь уже скоро! Пошел) >>